Карта жизни

На карте жизни нет городов случайных

 

Берлин

 

Хочу тебе в любви признаться –

Не первый ты, но самый лучший.

Твои поддержка и объятья

Мне не позволят обмануться.

 

Подарки щедрые сверх меры –

(Ты расточителен в букетах):

Цветы магнолии в апреле,

Жасмин и липа жарким летом.

 

Рассвет ты даришь с соловьями,

Чьи трели упоенья полны.

А днём дроздами их сменяешь

И в плен уводишь негой томной.

 

Ты романтичен тайной леса,

Но можешь быть не в меру дерзким.

И привлекает интересом

Твой темперамент – фейерверки!

 

Ты в плен забрал очарованьем,

И покорил меня умело.

С тобой разлука – испытанье.

Берлин мой, я твоя всецело!

 

Париж

 

С юности французские романы

Без усилий уводили в плен.

Открывали для души познанья

Нам Бальзак, Золя, Стендаль, Флобер.

У Дюма историю учили.

Гидом по Парижу был Гюго.

И Монмартр фиалковый любили

Как Моне, Лотрек, Ван Гог, Коро.

 

Вот всё также несёт воды Сена,

Манит огоньками Монпарнас.

Эйфелева башня непременно –

Больше века у столицы страж.

В городе не скрыться от туристов –

К Триумфальной арке на поклон.

Многолики Лувр, квартал Латинский.

Суета.... Спасеньем Нотр-Дама звон.

Сквозь века на колокольне вижу

Силуэт знакомый горбуна....

Вот и я гуляла по Парижу.

Мне подарок сделала Судьба!

 

Берлин – Марсель

 

От Берлина до Марселя путь неблизкий:

День и вечер, ночь и утро, день.

Под луною вид лугов альпийских

Укрывает горной гряды тень.

В предрассветной мгле плывет Верона.

Сон настойчивее веки тяжелит.

Но бессмертная легенда о влюблённых

Гимном жизни и любви звучит.

 

Ближе к Генуе меняется природа.

Освещает солнце облака.

Вдруг сверкающая кромка небосвода

Необъятным морем разлита.

Чаек крик уносит в поднебесье,

В воздухе разлит морской озон.

Разум и душа впервые вместе.

И вести борьбу пропал резон.

Место райское – Лазурный берег.

Красота – что взгляд не отвести.

Раньше трудно было бы поверить:

Ницца, Канны на моем пути.

Проплывают виллы, пляжи, пальмы,

Указатель влево – Сан-Тропез,

Где надолго прописались в память

И Бриджит Бардо, и де Фюнес.

 

Уж дорога по Провансу вьётся –

Виноградники, поля и кипарисы,

Как родные сразу узнаются

По полотнам импрессионистов.

За спиною путь к Европы краю.

Через сутки достигаю цели:

В море Лигурийское ныряю

Я на юге Франции, в Марселе!

 

Вильнюс

 

Иронией судьбы я – падчерица языка родного,

Я – русский человек и разумом и речью.

Вот только дух меня уносит к тем костёлам,

Где благостно душа парит над вечным.

Где проступает сказкой Вильнюс старый,

Ворота Аушры открыты в глубь веков,

Шпили ажурные костёла Святой Анны

Сопровождают звон колоколов.

 

Где в памятный сочельник в Кафедральном,

И Бах и Гайдн – купели для души,

Скрипач последний, доиграв «Прощальную»,

Огонь свечи своей тихонько потушил.

 

Где рядом с готикой соседствует барокко

Жемчужина – костёл Петра и Павла.

Там след слезы – блик на щеке Мадонны

Царевной спящей душу не оставил.

 

Таллинн

 

Ты приветливо встретил как старый знакомый.

Довелось испытать снова трепет влюблённый.

Будто в памяти только ждала воскрешения

И очнулась дремавшая жажда общения.

 

Мои гимны – тебе, не заставишь умолкнуть –

Этим чувством неведомым сбита я с толку.

Души трепет созвучен хоралу органа –

Вновь чиста, целомудренна, чужда обману!

Все богатства её я тебе расточаю.

Многократно умножив, назад возвращаешь.

 

Лишь дотронусь, едва ускользнув из объятий –

Глухой ропот в ответ мне до дрожи приятен.

Мы одни в хороводе у праздных зевак.

То уйду, то вернусь – не расстаться никак!

 

Я с рассветом спешу на свиданье к тебе.

Лишний раз побыть рядом – молитва судьбе.

Чайки кружат, кричат и насмешливо вторят...

Ты – стихия моя, ты – любовь моя, Море…

 

* * *

Как много всюду разных мест,

Какие там красоты есть

И чудеса… – но нас там нет!

Судьбой поделен белый свет.

 

Там, где мы есть – уже привычно,

Во всех других – так романтично…

И будни красит оптимизм –

Искать места, где сказкой жизнь.

Мечта, иллюзия, мираж –

Там хорошо, а не у нас!

 

А может, всё гораздо проще,

Напрасно на судьбу мы ропщем?

Ведь получается, что мы

Привносим хаоса следы:

Где благодать была всегда,

Проникнет с нами суета.

 

О чём тогда Фортуну просим?

Ведь рай и ад в себе мы носим!