книга "Библиотека Русского Stilя", вып.3, 162 стр. Verlag "stella.ru", Германия,2011

Судьба

Знай, то, что миновало тебя, не должно было с тобой случиться, а то, что случилось с тобой, не должно было  тебя миновать…    ( из Корана )

 

 

 

Одной девушке и ещё нескольким её знакомым из немецкого села Мариенберг в Поволжье довелось в 1939 году приехать в Туркмению.

 

Столичный город Ашхабад, совершенно диковинный, приветливый, достаточно сытый, принял девушку, уже имевшую горький опыт жизни с мачехой, как родную дочь.

 

Выросшую в немецкой колонии, новое интернациональное окружение несказанно удивило поначалу, но потом стало просто нормой жизни.

 

Туркмены, персы, армяне, татары, узбеки, украинцы, поляки, русские, евреи жили по одним правилам своего социалистического государства. Колоритные обычаи, уклад легко перенимались друг у друга через кулинарию, общение, создавая свой  неповторимый конгломерат.

 

Учить новый для себя русский язык в такой среде было легко. Никто не посмеивался над произношением, неправильной речью и неправильным ударением. Все, кто как мог, на простом бытовом уровне, в общении осваивали этот «великий и могучий» язык. Именно тогда в жизнь девушки вошло так много пословиц разных народов, которые потом всю жизнь из её речи сыпались горохом…

 

Жизнь предвоенная с лозунгами, теперь знакомыми нам только по книгам истории, для них была с каждым днём интересней. Народ прямо-таки жил и трудился для грядущего светлого будущего, оставшись только с верой в правительство и родимую партию, указывавших предельно ясно: кто враг, а кто нет. Грянувшая война бедой окольцевала и плотнее сблизила всех.

 

Нашей знакомой и тем оставшимся её односельчанам, кто не возвратился назад в Поволжье, судьбой было даровано избегнуть чудовищной депортации их земляков в Сибирь, ужасов и тягот жизни в созданных для российских немцев трудовых лагерях.

 

Надо отдать должное: при всеобщей ненависти к фашистам, немцам, личной ненависти к себе наша героиня испытала не так уж и много. Конечно, был надзор, но в далёкой Туркмении было всё не так унизительно, жёстко как в иных местах.

 

Мужа-немца забрали в трудармию. А вскоре из-за несчастного случая молодая женщина лишилась ребёнка: в яслях не досмотрели, скрыли, что он падал с лесенки.

 

Горе, страх от доходивших вестей о судьбе родных, гнетущие сводки от информбюро, накатывавшее отчаяние заковывали душу в панцирь, который на долгие годы определил границы затворничества. Да и вовне - обстановка способствовала тому, что люди боялись даже своих мыслей. Жизнь была трудная, но война всё же была далеко.

 

Долгожданная победа возродила надежды, вернула нормальную жизнь. Но не вернула мужа, сгинул в лагерях, как и многие немцы, оказавшиеся изгоями в родном государстве. Но жизнь продолжалась. Родился новый сынишка. Тридцатилетняя женщина уже мало напоминала некогда испуганную незнакомой городской жизнью девушку. Она достаточно сносно говорила по-русски, хотя грамоты ещё не одолела. Всё понемногу налаживалось.

 

Ничто не предвещало беды. Южный климат радовал наступившей бархатной осенью, сменившей привычно знойное жаркое лето. И вдруг земля встала на дыбы. Первый же толчок землетрясения, словно орехи, начал раскалывать дома, строения.

 

А уже второй – разрушил всё до щебня. Во всём городе по пальцам можно было пересчитать сохранившиеся здания.

 

Десятки тысяч жителей оказались по другую сторону жизни.

 

Нашей героине помогли перебраться через эту границу из небытия – откопали из-под обломков, вот только без сына.

 

Сколько может выдержать материнское сердце? Ростки веры, так и не заколосившиеся среди тоталитарного атеизма, всё же удерживали, не давали погрузиться в бездну отчаяния.

 

Опять надо было начинать жизнь заново. Новая беда ещё больше сплотила. Вся страна помогала заново отстраивать разрушенный город. Ставшее ныне у националистов всех мастей разделяющим, национальное самосознание тогда было просто общечеловеческим. И те, кому довелось пережить эту катастрофу, понесли дальше эстафету, став космополитами, осознающими, что общие для людей интересы и ценности выше интересов отдельной нации.

 

Спустя три года у нашей знакомой появилась дочь. Подрастая, девочка обратила внимание на то, с каким акцентом говорили её родители, но, изучая на «отлично» историю родного государства, понятия не имела, через какие горнила провела судьба её близких, что утаивало их молчание. И прошло ещё много лет, прежде чем она узнала, отчего в последние дни декабря такими необычными на её взгляд становились родители: их преображала какая-то внутренняя радость ожидания чего-то необыкновенного. Радость была из детства, глубоко спрятанная в душе.

 

Много позже судьба определила для дочери пару десятков лет занятий изучением предвестников землетрясений.

 

Что такое землетрясение? Кара? Бездумное действо природы?

 

Как-то не идут в сравнение Ашхабад и библейские города Содом, Гоморра и Вавилон, которые покарали за греховность.

 

Атеизм же удобно объяснял все только возросшей сейсмической активностью.

 

Однако в нашем мире не может быть беспричинного следствия. Статистика всех землетрясений подтверждает: дело не только в напряжении пластов земной коры, их деформации. Что-то вносится отношениями в социуме, нарушает баланс гармонии человека и природы.

 

Нам не понять, а уж тем более судить Божественный промысел. Мы проходим через события, извлекаем уроки. Но если нет веры, что жизнь проживаем в созданном Творцом мире, невыразимо тяжко такое существование.