Интервью

Татьяна Кайзер: от астрономии до литературы
Лада Баумгартен2018-07-07

Татьяна Кайзер, представитель МГП в Берлине. Писатель, руководитель клуба духовного общения «Сфера».

Лада Баумгартен: Татьяна, начнем с той самой южной республики, где вы родились, как вы пишите в своей биографии «…в эпоху ожидания победы коммунизма». Так откуда же вы родом? И откуда ваши корни? Если не ошибаюсь, та самая южная республика – не земля ваших предков…

Татьяна Кайзер: Я родилась в Ашхабаде. За три года до начала войны судьба привела мою маму в это место, почти равноудаленное от ее родного Поволжья (национальной автономии поволжских немцев) и от поселений в Сибири, куда потом депортировали всех родных.

И для меня определенная родина также оказалась посередине между немецкой Швабией, откуда некогда одни предки переселились в Россию, и Дальним Востоком – родиной других моих азиатских предков.

Мой родной Ашхабад того времени – яркая мозаика из азиатской и европейской культур. Многонациональная среда: туркмены, персы, армяне, татары, узбеки, украинцы, поляки, евреи, русские. Смешение языков, почти как в библейском Вавилоне, но признанным языком общения выделялся русский язык, на котором худо-бедно разговаривали почти все. Колоритные обычаи, уклад легко заимствовались друг у друга через общение, кулинарию, народные промыслы, создавая неповторимый конгломерат содружества, этакое мульти-культи. И предположить не могли, что случится в перестроечные времена национального самоопределения русскому языку уступить все свои позиции, а потом остаться только пасынком – языком общения иссякаемой этнической группы.

Лада Баумгартен: И вот вы выросли и стали астрономогеодезистом – что же это за «зверь» такой? Звучит интригующе!..

Татьяна Кайзер: После школы ко всеобщему удивлению поступила на физфак туркменского университета, отдав предпочтение физике, а не лирике, несмотря на безмерные влечение и преданность к литературе.

Это позже открылось: человек только полагает, но располагает-то не он. А на ту пору и не подозревала, что путь, скажем, в журналистику или к общественным наукам – ко всем, кроме технических специальностей, был законодательно закрыт для отпрысков депортированных национальностей на всех просторах нашего советского государства.

Уже к третьей сессии стало понятно, что не пришлась ко двору. Это сейчас все пазлы складываются в конкретную картину, а тогда, казалось – бросает в крайности. Манили геонауки, астрономия, океанология. И определено мне было стать астрономогеодезистом, который изучает фигуру, размеры гравитационного поля Земли, создавая сеть астрономо-геодезических пунктов для топографической съемки. Пару десятков лет проработала в институте физики Земли и атмосферы, ставшим потом институтом сейсмологии.

Лада Баумгартен: Опять же обращусь к вашим словам: «С юности освобождение от пут атеизма дало свободу для духа и его развития». А можно здесь поподробнее, как освобождались и во что в результате все это вылилось?

Татьяна Кайзер: В нашем атеистическом советском государстве в массе мы были надежно защищены от раздумий о божественном мироздании. Свод библейских заповедей удачно подменили  Кодексом строителя коммунизма, правда, включившим в коммунистическую идеологию кое-что из религиозных элементов..

Вообще, мысли о религии даже в голову не приходили, Информация о духовных исканиях, поисках смысла жизни из прочитанной классики, фильмов еще не находила подобия в непробудившейся душе, со школы укутанной лозунгами атеизма.

Потому она не будоражила вопросами, не толкала к постижению божественного миропорядка. До поры до времени и Библия оставалась недосягаемой. Единственным источником информации о религии долго служил «Карманный справочник атеиста», по иронии замечательный путеводитель по религиоведению.

В пору моего самого первого жизненного испытания, когда вдруг реальность оказалась чудовищно далека от впитанного разумного, доброго, светлого и надежного, довелось мне уехать за тридевять земель от дома в Литву. И там, впервые попав в костел, вдруг ощутила, словно из затылка пробка какая-то вылетела, внутри что-то затрепетало и изменило дыхание. Никаких молитв не знала. Но вдруг вырвалось молитвенное обращение: «Господи!»

Думаю, тогда и началось расширение сознания, освобождение от пут атеизма – процесс, открывший свободу для духа и его развития, для восприятия высших ценностей,

А потом и новое время дало возможности к постижению духовного опыта. Был великий риск не захлебнуться в потоке хлынувших эзотерических учений, разнообразных религиозных культов, экстрасенсорных методик. Какой-то внутренний навигатор удерживал от заманчивых крайностей. Пробудилась ВЕРА, до определенного срока сокрытая в глубинах души.

Лада Баумгартен: С научной школой «Теории Причинности» вы где впервые познакомились? Чем она вас заинтересовала? Кто стал вашим наставником и Учителем?

Татьяна Кайзер: Вижу промысел в том, что искания привели меня в школу изучения теории Причинности. Ветры перемен многих тогда оторвали от обычных привычных теорий, умопостроений, увлекли открывшимися вдруг головокружительными эзотерическими знаниями. Школа Причинности зародилась в начале 90-х на основе лекций В.П. Гоча, прочитанных в Севастополе, Сочи, Москве и собранных потом в книгу «Причина и Карма» (кстати, впервые изданную в Ашхабаде), где раскрывался механизм причинно-следственных связей, их влияние на здоровье и судьбу человека. Новые знания заинтересовали возможностью увидеть этот механизм, понять зависимость самочувствия от энергетических процессов, происходящих в системе «Человек – Вселенная», изучить методику самооздоровления, разобраться в первую очередь с собственными проблемами.

Благодарна судьбе за всех встреченных на этом пути наставников: Михаила Вершинина, Джамилю Худодатову, Галину Олейник, Андрея Микерова. Знакомство с методикой работы в Причине Василия Павловича Гоча наполнило мою жизнь совершенно новым содержанием.

На семинарах В.П. Гоча в Брюсселе, Берлине, Крыму, Таллине, Висбадене познакомилась с представителями многих центров Школы, где проводятся разнообразные семинары: по изучению Метода Гоча® работы в Причине, по причинной психологии, педагогике творчества, изучению Рунного Языка и др. В Школе ведется и научно-исследовательская работа в различных областях знания, разрабатываются новые технологии, о чем потом докладывается на ежегодных Международных научно-практических конференциях, публикуются в сборниках трудов Школы, представляются на Международных выставках.

Школа Причинности осуществляет проявление и становление Со-Знания и Со-Бытия на основе Методологии Со-Творчества. Она объединила людей стремлением к Со-Творчеству и осознанием себя на Пути в нашем удивительном Мире.

Лада Баумгартен: Вы ведь и в Германии продолжаете работать в данном направлении, и я знаю, что вы организовали в Берлине при интеграционном клубе «Диалог» свой клуб духовного общения «Сфера». Расскажите, кто уже ваши последователи? На какие темы вы проводите беседы в клубе? Как воспринимают ваши ученики такие беседы, критикуют ли? Или единодушно принимают на веру? Если да, то почему?

Татьяна Кайзер: Нашему клубу духовного общения уже 17-й год. К десятилетнему юбилею подводила статистику: прошло через клуб свыше двух сотен человек. Здесь встречаются те, кому интересны вопросы духовного развития, новые технологии здоровья. Некоторые люди ходят годами, другие лишь определенный период в их жизни, когда ищут поддрежку и подсказку…

Кто мои последователи? Те, кто стремятся к осознанию себя в своих духовных исканиях, кому не безразличны вопросы духовного совершенствования. Они ищут понимания  причин происходящих процессов в своей жизни, в социуме, их привлекает сам Метод работы в Причине. Темы наших встреч – Путь, познание, Духовность и Душевность, Время, Вера, вопросы религии, сознания, психология взаимоотношений с окружающим миром, род, семья, методики оздоровления.

Как принимают? С непременным желанием раскрыть для себя суть темы. Бывает, что-то не сразу принимается на веру, кто-то берет паузу для обдумывания. Возникшие несогласия стараются аргументировать. В обстановке взаимного доверия и интереса друг к другу критики как таковой не случается, потому что все собравшиеся, как правило, не случайны, а подобраны по сути – интересу к духовным и эзотерическим знаниям, единомышленники. Впрочем, бывали и случайные люди, стремящиеся внести сумятицу, посеять недоверие или продемонстрировать свою значимость, подпитать свою гордыю, словоблудием потешить тщеславие за счет времени других. Однако реакция аудитории оставляла им мало шанса на повторный приход.

Лада Баумгартен: Я не случайно задала последние вопросы. Есть мнение, и оно муссируется в интернете, что «Школа Причинности» Василия Гоча – это секта. А опасность секты заключена в том, что идет активная агитация в школах женщинами-адептами, которые являются учителями. Там много еще всякого понамешано для аргументации и у человека немного хотя бы разбирающегося в теме, подобное вызывает улыбку. И все-таки – ваше слово, слово специалиста.

Татьяна Кайзер: Скорее, было бы удивительно, если бы в сети не нашлась информация «анти-Гоч». Тогда бы Школа осталась незамеченной. Ведь равнодушие многие начинания и намерения обрекло на забвение. А так любому мало-мальски интересному начинанию, новой ли научной парадигме, новому открытию непременно находится ком грязи в огород. Кто не знает, что лай, сопровождающий караван, подтверждает существование и продвижение последнего.

Хорошо бы различать – кто, не владея сутью, сеет сорняки и сомнения. Само слово секта – термин для обозначения религиозной группы, обществ, ставший клеймом. Воспитанная «совковая» категоричность. Нам не по душе – чего вникать, проще заклеймить, не утруждаясь объяснениями. Тут само слово работает – несет достаточно негатива. Этот метод – стар как мир. В забвении заповедь «не возводи напраслины на ближнего». Клевета во все века – удел завистливых, интриганов. За ней может прятаться все: и конкретный заказ, клеймящий «псевдонауку», подстегнувший нереализованное самолюбие, тщеславие и ревнивая злобная работа теней в людях, уже приникших к роднику знаний, начавших пить едва ли невзахлеб, но поспешивших. А жизнь делает проверку набранным знаниям. И оказывается, что уроки-то не усвоены, т. е. практически не применяются, знания грузят. В таком дискомфорте легко впасть в раздражение, зависть, обиду, поиск ошибок у других.

Тем же, кто ищет информацию на подобных сайтах, советую обратить внимание на неблагозвучные слова, которыми она подается: злые, желчные, вне культуры речи – такие всегда далеки от истины. А в общем, все по подобию: каждый встречает те объяснения, которые ему понятны.

Лада Баумгартен: Скажите, Василий Гоч – он кто?

Татьяна Кайзер: Лучше всего сам Василий Павлович Гоч отвечает, называя себя Путником на Дороге Мудрости.   \ вебсайт \

Лада Баумгартен: Многие, кто читали его книги, прослеживают в них идею Высшего Творчества (Со-Творчества). Это уже близко к нам – творцам-литераторам. Что же такое Со-Творчество по Гочу?

Татьяна Кайзер: Известно, что творчество – помимо деятельности, создающей новые материальные и духовные ценности, еще и способность человека созидать новую реальность. Это еще и сакральный, свободный путь преображения человека, преображение его творческой Силы.

Со-Творчество  самодетерминация самотрансценденции в Тотальности. Главный движитель Мироздания (В. П. Гоч, В. Л. Кулиниченко «Максимы Тотальности»).

Т.е. Со-Творчество – способность самостоятельного выбора направления саморазвития для преображения через тождественность Творцу и Творению. Полагаю, каждый литератор стремится к обретению связи личностного начала с окружающей нас природой и вселенским началом.

Объектом и субъектом Творчества является сознание, которое им же и в нем расширяется, охватывает все более тонкие планы Бытия, познавая и организуя их. Суть Силы Творчества – Сретение, осуществление встречи Божественной Любви и Воли в Человеке. К Сретению надлежит готовиться всю жизнь и помнить, что качество этой встречи зависит от того, как проживем россыпь малых предварительных встреч. Жить в радости и в согласии с Природой, с самим собой. Раскрытие бытия человека как Поля Тайны перед Богом – залог талантов, успеха.

Лада Баумгартен: Татьяна, а какие основные темы вашего творчества? О чем пишите вы? Кто ваши главные персонажи?

Татьяна Кайзер: Основная тема, пожалуй, – это социальная философия, исследующая структуру и пространство внутреннего мира человека. Здесь и религиозная лирика, и философские сказки, притчи, рубайят.

Жизнь дарит такое многообразие встреч, чтобы мы, познавая других, лучше исследовали собственный микрокосм. И мои главные персонажи – будь то в новелле или рубаи – те, кто приходят с вопросами в попытках понять себя, с желанием расчистить свои внутренние пещеры, дать душе пространство, полнее, лучше узнать окружающий мир. Благодаря им продолжается тема «Чувства и эмоции», начавшаяся с новеллы «Карнавал» и обрастающая иллюстрациями новых чувств и эмоций, переплетающимися с личностными ценностями и представлениями о жизни.

И совсем свежая работа – повесть, собранная из дневниковых записей, но объединенная местом, средневековым временем и героями немецкого Ренессанса.

С появлением внука открылась новая область исследований. Захватила в плен детская литература. Стихи, сказки, рассказы. Писать для детей с их пытливым, доверчивым умом намного труднее. Это учит ответственности за используемые слова, за чистоту собственного восприятия представляемого им мира, учит обуздывать и греховное, проклевывающееся в нас, способное ввести их через наши сарказм, иронию в соблазн критики, сомнений, недоверия, отчуждения.

Лада Баумгартен: По-вашему, какими качествами должен обладать писатель?

Татьяна Кайзер: Всенепременным должны быть любовь к словесности и, конечно, понимание сути слова. Писатель должен быть интересен своим мировоззрением, миропониманием. Потому как только интерес направляет к исследованию жизни, на поиски причинно-следственных связей. А если писатель еще отчасти психолог и философ, то привлекателен умением раскрывать перед читателем саму сущность человека и все нюансы его взаимоотношений. А главная задача, пожалуй, проявлять в мир свет души!

Лада Баумгартен: Ведь вы, Татьяна, еще и представитель Гильдии писателей в Берлине. Скажите, чем и как живут берлинские писатели?

Татьяна Кайзер: В Берлине много писательских союзов, кружков, объединений русскоязычных, русско-немецких литераторов. Чем живут? Сказала бы – надеждами быть прочитанными, услышанными…

Здесь в эмиграции многие открыли в себе писательское дарование. Быт не съедает время, отпущенное для научения души. Нет цензуры, свободомыслие.

Много профессиональных литераторов, но еще больше таких, которым просто захотелось поделиться своими историями, скорее, своим видением жизни, освободиться от переполняющего душу эмоционального багажа. Это своего рода терапия для воспринимающих болезненно эмиграцию. Есть обширный сонм критиков, зачастую некомпетентных, эмоционально нетолерантных наследников «совковой» ментальности.

Многие писательские группы похожи критиканским отношением к творчеству своих коллег, грешат общим неуважением, перемешанным с тщеславием, раздражением, подспудным чувством обделенности, завистью.

И практически мало редакторов, которые бы просто на корню останавливали безынтересные, достаточно малограмотные опусы уверовавших в свое писательство, но не дающих себе труда попробовать (хотя бы чужими руками) исправить ошибки.

Для всех – впечатляющая свобода принимать участие во всевозможных руссоязычных конкурсах и фестивалях Германии, ряда европейских стран, Израиля, Америки, России с ее близким и дальним зарубежьем. И это немалое испытание для тщеславия.

Я благодарна судьбе, которая сводит с интересными творческими личностями.

Лада Баумгартен: И почему вы выбрали именно МГП?

Татьяна Кайзер: Почему выбрала МГП. Просто следую интуиции. Неслучайно пришла информация об одном книжном проекте для детей. Мои работы приняли. Получившаяся книга впечатлила. Понравились авторы. И знакомство с редакторами, организаторами проектов, других сборников – Ладой Баумгартен и Еленой Яхненко переросло в многолетнее сотрудничество.

Интуиция не подвела: литературная среда оказалась близкой по духу, нашлись единомышленники. Столько новых замечательных людей вошло в мою жизнь, обогатив своим опытом, видением и восприятием жизни, дружбой. Прежде случалось (лечилось тщеславие) соседствовать под одной обложкой с такими работами, которые никак бы не смогла предложить для прочтения своим друзьям. Теперь же с удовольствием знакомлю многочисленных друзей и знакомых по СНГ, Европе, Америке с электронными вариантами сборников нашей гильдии.

С твоей легкой руки, радость моя!

Лада Баумгартен: Ваши планы на будущее?

 

Татьяна Кайзер: Писать. Рассказывать. Растет внук. Многое из светлого-доброго уже как прежде просто не впитывает, отмахивается, заслоняемое информационным мусором, вкладываемым нынешней школой, вполне толерантной ко всякому бреду, Пестуемое невежество духовное сулит заметное сужение внутреннего мира и мешает развитию лучших качеств. Вот и еще одна задача на будущее – литература для подростков. Делиться с ними своим светлым восприятием жизни, радостью пребывания в любви и согласии, гармонии с самим собой и окружающим миром.

Статья из журнала "Новый Ренессанс",№2, 2010 "По принципу подобия"

По принципу подобия

 

 

В гостях у «Нового Ренессанса» член Берлинского литературного общества «Berliner Literaturbund» (BLB) и Международного сообщества писательских союзов, член Ассоциации Франко-Европейской литературы, поэтесса из Германии Татьяна Кайзер.

 

Татьяна о себе: «Когда-то в другой жизни я закончила московский ВУЗ с романтической специальностью – астрономогеодезия, проработала два десятилетия на ниве туркменской академии наук в сейсмологии. В новой – уже второй десяток лет живу в Берлине, работаю в различных интеграционных проектах, девять лет веду клуб духовного общения при интеграционном клубе Диалог. А связывает прошлую и нынешнюю жизнь более 15 лет изучение теории Причинности, причинной психологии».

– Татьяна, расскажите нашим читателям, как и почему вы оказались в Германии?

В Германию моя семья приехала из Туркмении в 1998 со статусом поздних переселенцев. Я родилась в Ашхабаде, оставляя его только на время учебы в Москве, отпусков и командировок. Муж-экономист достиг немалых карьерных успехов, дочь заканчивала школу. Однако обстановка на родине складывалась так, что все больше и больше русскоязычных друзей и знакомых покидали республику. Встал этот вопрос и перед нами. Понадобилось порядком терпения, пока все сложилось, и родина отпустила в другую жизнь. Я не согласна, что новую жизнь надо было начинать с нуля. Уезжая, просто закрывала какой-то жизненный этап, закрывала с благодарностью за все, что впитала. Ведь самое главное – сознавать, что нас ведут по жизни. Поэтому ни о какой ностальгии речи нет. Пришел срок – надо было следовать дальше. Да, остались друзья, могила мамы, но ведь память о них всегда с собой, а для общения с друзьями – неограниченные возможности интернета.

– Наше виртуальное знакомство состоялось во время работы над одним из первых книжных проектов издательства stellа.ru. После этого вы стали активным автором многих последующих проектов. А как вы узнали об издательстве?

– Это тоже симптоматично – сложилась ситуация и меня нашли. Получила известие по электронной почте сначала о фестивале «Русский Stil», потом об Альянсе русскоязычных женщин «Добродея». А когда увидела приглашение авторов в проект «Пишем книгу вместе», отправила туда свои работы.

– Я знаю, что вы принимаете активное участие в различных книжных проектах, а чем вас привлекла работа с издательством stella.ru?

– Это так, я имею опыт участия в литературных сборниках и журналах. Но моя работа со stella.ru – это отнюдь не привязанность к издательству, давшему зеленый свет моим творениям. В данном случае меня заинтересовали уже реализованные проекты, привлекли идеи, а главное – возможность Со - Творчества, работа с близкими по духу единомышленниками.

– Говорят, что альманахи и сборники, выпускаемые вскладчину, это не что иное, как «Братские могилы». Ваше мнение на этот счет?

– Считаю, что это амбиции страшатся затеряться, «похоронить» себя среди прочих.

Любой сборник – это еще и многократно умноженная возможность предстать перед читателями. А такова ли участь иных, выпустивших собственную книгу, не шагнувшую дальше среды родных и близких? И кто больший могильщик для своих творений?

– Если проанализировать ваши произведения, то сразу можно сказать, что большая часть вашей лирики посвящена духовной теме. Вы верующий человек?

– Да, я – верующий человек. Когда-то в дремучие атеистические времена меня во младенчестве окрестили в католическую веру. Это оставалось тайной для меня. Ведь по нашему советско-пионерскому воспитанию мы все были атеистами, а я так даже и активной. Грустно вспоминать, сколько изливала перед своей мамой пропагандистских штампов. А когда, спустя много лет, вдруг уловила в высказываниях мамы антиклерикальные суждения – почувствовала стыд и боль за свою ту силу убеждения.

Меня часто спрашивают, как я пришла к Богу. Я не пришла, Он всегда был рядом, только я была слепа и глуха, чтобы это заметить. И поэтому момент озарения запомнила крепко. Во время студенческих каникул приехала в Вильнюс и когда впервые вошла в костел, почувствовала, как словно пробка из макушки выскочила.. …потом пришло понятие и ощущение ДУШИ…что-то, ранее не осознаваемое, взмыло ввысь…какое-то новое неизведанное дыхание…. музыка… Это потом, услышав орган, отметила созвучие мелодии собственным вибрациям…Тогда-то впервые я сотворила молитву - мольбу о как можно дольшем присутствии мамы рядом в моей жизни…

Постигать веру начала с православных традиций. Мне очень близка христианская вера. И я осознаю, что это только один из аспектов Веры. Бог, Абсолют – един, это дороги ведут к Нему через различные религии, конфессии. Вера – это радость, присутствие света в жизни.

- Татьяна, у вас творческая семья. В некоторых проектах вы участвуете или на пару с супругом или же с дочерью. Расскажите о своих родных.

–Один из основных – принцип подобия. И если в тебе обнаружилась творческая жилка, значит, непременно окажешься в таком же творческом окружении. В супруге, экономисте по образованию, и прежде творчество выражалось, в основном через его живопись, а в Германии открылась новая грань – резьба по дереву, скульптура. Он дарит мне возможность любования совершенством форм, грацией его творений. Будь то фигуры Мадонны или Спасителя, апостолов или ангелов. Или фигуры животных и птиц, или притягательные фигуры граций, нимф. Это неиссякаемый источник вдохновения для поэзии.

У дочери творчество выражается через рисунок и занятие литературой – прозу и стихи. Я ей только помогла с информацией, где можно опубликовать работы, которые она до того уже несколько лет назад выставляла на различных сайтах и блогах в интернете, в той же Стихири, гораздо раньше чем это открыла для себя я. Ее рассказы собрали урожай отзывов и даже были переведены на другие языки.

А вообще, в жизни у каждого свои задачи, свой путь, на котором встречаем многих. Только все ли становятся попутчиками и как надолго?.. Воистину счастье, когда рядом друзья, когда вы друг другу интересны, когда единомышленники, когда вы – со-путники. Я благодарна судьбе за все встречи в жизни, даже если они несли в себе горечь урока. И я остаюсь в надежде, что предстоит еще много удивительных открытий.

 

При оформлении материала использованы работы

по дереву Любомира Древняка

Беседовала Л. Баумгартен